Две жизни «мишени для английских торпед»

Разговоры на разные темы.
Аватара пользователя

Автор темы
Ivan Moreman
« Лейтенант »
« Лейтенант »
Сообщения: 406
Зарегистрирован: 06 сен 2014, 17:43
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 16 раз

Две жизни «мишени для английских торпед»

Непрочитанное сообщение Ivan Moreman » 25 май 2019, 16:24

Две жизни «мишени для английских торпед»

За время службы в составе кригсмарине простая «семёрка» U 31 сумела поучаствовать во множестве ярких событий, которые только могут произойти с подлодкой во время войны. Несмотря на короткую карьеру, она сумела прочно вписать себя в историю Битвы за Атлантику, на своём примере доказав действенность двух принципов: «от судьбы не уйдёшь» и «кому суждено быть повешенным – тот не утонет». По лодке было выпущено более десятка британских торпед, но погибла она совсем по другой причине.

Первая жизнь простой «семёрки»

28 декабря 1936 года в Бремене судостроительная верфь «Везер» (AG Weser) пополнила немецкий флот новой субмариной с номером U 31. Лодка принадлежала к типу VIIA, а её первым командиром назначили капитан-лейтенанта Рольфа Дау (Rolf Dau). После вступления в строй она была приписана к подводной флотилии «Зальцведель» (Saltzwedel), базировавшейся на Вильгельмсхафен. 8 ноября 1938 года на лодке сменился командир – Дау сдал её капитан-лейтенанту Йоханнесу Хабекосту (Johannes Habekost).

В отличие от большинства океанских субмарин кригсмарине, за неделю до начала войны U 31 c двумя другими «семёрками» была передана в распоряжение командующего подводными силами на Балтике для участия в нападении на Польшу. 27 августа Хабекост привёл свою лодку из Нойштадта в Мемель, но 1 сентября 1939 года она была отозвана в Киль, откуда вернулась в Вильгельмсхафен.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 2-73825f6595357c1170b645abe6aa4d33.jpg
Предвоенный снимок подводных лодок U 30, U 32 и U 31 – перед началом боевых действий номера на рубках будут закрашены. Все три субмарины принадлежали к типу VIIA

9 сентября U 31 снова вышла в море, чтобы в первый раз увековечить себя в истории Битвы за Атлантику. Хабекост покинул Вильгельмсхафен и, пройдя Ла-Манш, достиг Западных Подходов, где начал действовать против британского судоходства к юго-западу от Ирландии. Лодке удалось обнаружить и атаковать британский конвой, что привело к потоплению судна «Эвимор» (Aviemore). Хотя этот пароход и не оказался первой жертвой из состава конвоев, потопленной немецкой лодкой, U 31 вошла в историю как первая субмарина, обнаружившая и атаковавшая конвой во Второй мировой войне. Кроме «Эвимор», Хабекост потопил в этом походе британское судно «Хазелсайд» (Hazelside).

Следующий поход U 31 продлился всего 10 суток, но стал самым результативным в её истории. 21 октября 1939 года лодка вышла в море с заданием установить минное поле в шотландском заливе Лох-Эве. Хабекост отлично справился с поставленной задачей, и результат не заставил себя долго ждать – спустя два месяца немецкая разведка установила, что на немецких минах подорвался и был серьёзно повреждён флагманский корабль британского флота метрополии – линкор «Нельсон» (HMS Nelson). Кроме этого, британцы потеряли на минах Хабекоста два вспомогательных тральщика.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 1-cc07b3db821d58f2ab6723621e46651a.jpg
Британский линкор «Нельсон», в 1939 году подорвавшийся на минах, установленных лодкой U 31 в заливе Лох-Эве. Фото сделано в конце войны, в 1945 году

В своём третьем походе Хабекост действовал в Северном море, где с 1 по 6 декабря 1939 года потопил шесть судов общим тоннажем 9256 брт. Проведя в море три недели, U 31 вернулась в Вильгельмсхафен 11 декабря 1939 года. Спустя месяц Хабекост снова вышел в поход с приказом о повторной постановке мин в заливе Лох-Эве. В ночь с 20 на 21 января 1940 года U 31 поставила 12 мин типа ТМС, которые так и не дождались своих жертв. После этого 28 января Хабекост совершил неудачную торпедную атаку на одиночное судно, которая оказалась последним ярким событием в этом походе. 1 февраля было обнаружено, что запас пресной воды малопригоден к употреблению, и лодка была вынуждена прервать поход. Спустя три дня U 31 вернулась в Вильгельмсхафен.

Так как U 31 нуждалась в ремонте, ей пришлось провести на верфи месяц. К началу марта работы были завершены, и 11 числа Хабекост вывел лодку в бухту Ядебузен для проведения пробного погружения. Около полудня над ней внезапно появился самолёт с выключенными моторами. Британский «Бленхейм» из 82-й эскадрильи Королевских ВВС сбросил на лодку две бомбы, после чего включил моторы и взмыл вверх, а U 31 затонула.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 7-9f7f898b1905c5006e0501f29c445c59.jpg
Линейка бомбардировщиков Бристоль «Бленхейм» Mk.IV 82-й эскадрильи Королевских ВВС, 1940 год. «Бленхейм» был далеко не лучшим британским противолодочным самолётом, но именно экипажу 82-й эскадрильи в мастерски выполненной атаке первым во Второй мировой войне удалось с воздуха отправить немецкую подлодку на дно

Штаб подводных сил узнал об инциденте от сторонних свидетелей, включая моряков с немецкого парохода, которые наблюдали атаку с воздуха. В район была оправлена спасательная группа кораблей, которая обнаружила U 31 на дне на глубине 17 метров. Лодка стала могилой не только для Хабекоста и его экипажа, но и 13 рабочих и инженеров с верфи, участвовавших в испытаниях – всего погибло 58 человек. Вновь U 31 выпала роль лидера, на этот раз сомнительная — она стала первой лодкой из ведомства Дёница, погибшей от действий вражеской авиации.

Второй шанс

Уже 28 марта 1940 года U 31 была поднята со дна залива и доставлена на Западную верфь в Вильгельмсхафене. На её ремонт ушло четыре месяца, и 30 июля она вновь вступила в строй кригсмарине. Её новым командиром стал капитан-лейтенант Вилфрид Прелльберг (Wilfried Prellberg). Пройдя десятидневную проверку, U 31 ушла на Балтику, где ещё месяц её экипаж проходил всевозможные тренировки.

Утром 17 сентября Прелльберг покинул Киль и вышел в море для перехода в Норвегию в сопровождении кораблей эскорта. Спустя двое суток U 31 рассталась с эскортом у Кристиансанда и взяла курс на Шетландские острова. Согласно приказу, лодка должна была обогнуть Шотландию и достичь района между Северным проливом и банкой Роколл, чтобы действовать против судоходства противника.

21 сентября U 31 обогнула Шетландские острова и вышла в Атлантику. Вечером следующего дня в 100 милях к северу от мыса Батт-оф-Льюис (северная точка Внешних Гебридских островов) с лодки был замечен фарерский рыболовный траулер «Юнион Джек» (Union Jack). Прелльберг решил потопить судно, и U 31 дала предупредительную очередь из пулемёта. Экипаж траулера покинул корабль на моторной лодке. Подойдя ближе, немцы пустили «рыбака» на дно огнём из палубного орудия, после чего лодка продолжила движение на юго-запад, огибая Шотландию и Ирландию.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 3-34fd8b0ce2cdee1ce9d5cd4077f22025.jpg
U 31 в сухом доке после подъёма со дна залива Ядебузен, 28 марта 1940 года

Днём 24 сентября Прелльберг получил радиограмму с U 29 капитан-лейтенанта Отто Шухарта (Otto Schuhart), которая преследовала вражеский конвой. Это был ОВ-217, который вышел из Ливерпуля 21 сентября. Сообщения поступали каждый час, и U 31 подключилась к преследованию. В 21:15 (здесь и далее время берлинское) на горизонте ею был замечен дым, но сблизиться с его источником Прелльберг не смог: замеченное судно давало не менее 16 узлов. Тем временем другие лодки спешили к конвою, в который мёртвой хваткой вцепилась U 29.

U 31 сумела установить контакт с конвоем лишь в 01:45 25 сентября, когда Прелльберг заметил 18 судов, идущих противолодочным зигзагом. Первая атака в 03:36 закончилась неудачей – торпеда не попала в замыкающее судно. После этого U 31 продолжила преследовать OB-217, совершив днём две торпедных атаки. Но цели часто меняли курс, а приблизиться к ним мешали корабли эскорта. Успеха «волчья стая» смогла добиться лишь после полудня, когда конвой был распущен. После этого в течение трёх суток было потоплено пять судов и одно повреждено, но к этим успехам U 31 отношения не имела.

Хлебнув неудачи с OB-217, Прелльберг начал поиск других целей. 26 сентября в час дня U 31 снова приняла сообщение от U 29, что к западу от Ирландии в квадрате AL9813 замечен конвой, идущий на север. Чуть позже Прелльберг получил сообщение из штаба подводных сил, что этот конвой находится в квадрате AL5813. Решив, что Дёницу виднее, командир U 31 погнал свою лодку по бурному морю навстречу предполагаемому конвою, но, оказавшись на месте в 20:00, принял ещё одну радиограмму от Шухарта, указывающую на ошибку Дёница в обозначении квадрата. Разозлённый Прелльберг выразил своё мнение о штабе и командующем в журнале боевых действий U 31 следующей записью:
«Занял позицию на пути конвоя. Полная чушь. Конвой, о котором сообщила U 29, всё-таки оказался в квадрате 9813 – слишком далеко на юге. Сигналов нет. Возвращаюсь на свою позицию».

Фортуна повернулась к Прелльбергу лицом только утром 27 сентября. В 10:35 на контркурсе было замечено одиночное судно, и U 31 погрузилась, начав сближаться с целью на большой скорости. В 11:04 лодка выпустила первую торпеду с расстояния в 500 метров, но «угорь» прошёл под судном. Второй выстрел был произведён спустя девять минут с 340 метров. На этот раз глубина хода торпеды была уменьшена на метр, и она поразила судно прямо под ходовым мостиком.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 9-37dc1e62ab826ed52e604e03b332dcb9.jpg
Подводная лодка U 31 в Киле перед своим шестым походом, первым под командованием Прелльберга, сентябрь 1940 года. Во время восстановительного ремонта рубка лодки была подвергнута модернизации. Видна эмблема лодки в виде щита с изображением субмарины, поднятого из-под воды меча и подковы на нём

Дождавшись, когда экипаж судна спустит шлюпки, Прелльберг всплыл, чтобы получить данные о цели. Так как пароход ещё держался наплаву, немцы смогли прочитать его название – «Вествард» (Vestvard). После этого U 31 выпустила ещё одну торпеду, которая отправила судно на дно. Взрывом была разрушена одна из шлюпок, но в ней обошлось без жертв. Во время обеих атак из всего экипажа погиб один моряк, которого засосало под воду тонущим судном.

«Вествард» был норвежским вооружённым судном, входившим в состав конвоя OB-218, вышедшего из Англии 24 сентября. В пути он отстал от ордера и пал жертвой U 31. Сам же конвой уже сутки подвергался атакам нескольких лодок и потерял в итоге еще четыре судна.

Мишень для английских торпед

После успешной атаки U 31 продолжила движение на восток, к банке Роколл. Радист лодки докладывал о сообщениях с других лодок об обнаружении конвоев, но U 31 находилась от них слишком далеко. Прелльберг рассчитывал приблизиться к району выхода конвоев в океан и самостоятельно найти один из них, но чем ближе он оказывался к Англии, тем чаще появлялся туман, таивший в себе опасность.

Днём 28 сентября лодка шла в надводном положении в условиях плохой видимости. Тем не менее, верхняя вахта смогла заметить справа по борту английскую субмарину. U 31 срочно погрузилась, развернулась на 90°, и затаилась на глубине, прослушивая горизонт. Спустя короткое время акустик доложил о шумах торпеды за кормой, прошедшей выше.

Несмотря на отвратительную видимость, к вечеру следующего дня U 31 удалось заметить дымы конвоя. Лодка двигалась параллельным ему курсом в течение нескольких часов, чтобы в нужный момент обогнать и атаковать. Когда же это время настало, впереди была замечена тень, которую немцы приняли за эсминец эскорта. Прелльберг решил обойти её слева, чтобы оказаться прямо перед конвоем, но не тут-то было:
«30 сентября 1940 года, 03:16. Пеленг 280 по левому борту в 200 метрах – второй вахтофицер заметил торпеду, идущую по поверхности, помогло морское фосфоресцирование. В тот же момент заметили вторую торпеду, идущую прямо на нас. Резко отвернули вправо на полном ходу, на курс, параллельный торпедам. Вторая торпеда прошла в 20 метрах за кормой, первая же продолжает беспорядочное движение на поверхности рядом с лодкой (сближение до одного метра). Были на краю гибели, но всё обошлось. Торпеды выпущены с погружённой лодки. Мы видели её силуэт с левого борта, но приняли за эсминец».

Доложив о нападении вражеской субмарины, U 31 продолжила действовать. Контакт с конвоем был восстановлен только после полудня 30 сентября, но вскоре снова был утерян. Надежду на возобновление преследования вселила радиограмма об обнаружении конвоя, полученная с U 38 капитан-лейтенанта Генриха Либе (Heinrich Liebe), но в течение 1 октября последний, докладывая о контакте, присылал противоречивые сообщения. Запутавшийся Прелльберг задал Либе вопрос: «Какой квадрат, 85-й или 95-й?», на что с U 38 ответили, что контакт уже потерян. Радиоигру в «Что? Где? Когда?» прервала грозная радиограмма Дёница с требованием уточнить местоположение конвоя.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 4-18f9135ce3e402a7a8e8d195acfd9bcb.jpg
Британский рефрижератор «Матина» – последняя жертва U 31. Ранним утром 26 октября 1940 года судно, идущее с 1500 тоннами бананов на борту, было атаковано лодкой U 28, которая сначала поразила его торпедой, а затем добилась 15 попаданий из палубного орудия. Вечером 29 октября U 31 добивала уже оставленное экипажем судно. О судьбе экипажа рефрижератора нет сведений по сей день

В 23:00 1 октября U 31 заметила два эсминца, обменивавшихся сообщениями с помощью сигнальных прожекторов. Обрадованный Прелльберг решил, что это эскорт конвоя, который он так долго искал вместе с Либе, но один из эсминцев сразу же испортил ему настроение, направившись к лодке на большой скорости. U 31 уклонилась погружением, уйдя на глубину 85 метров, но ожидаемого сброса бомб не последовало. Вместо взрывов немцы услышали треск рвущегося металла — это лопнул шов в балластной цистерне правого борта. Если бы эсминцы начали преследовать лодку, то последствия были бы печальными, но корабли, вероятно, попросту не заметили лодку в момент погружения.

В 02:02 U 31 вплыла и покинула опасный район. Отойдя на безопасное расстояние, Прелльберг приказал осмотреть повреждения. Было установлено, что во время погружения на цистерне главного балласта правого борта в районе 43-го шпангоута образовалась трещина в 15 сантиметров длиной. В штаб подводных сил было отправлено сообщение с описанием повреждений и уведомлением о прекращении похода, после чего U 31 взяла курс на Лориан.

Бой в Бискайском заливе

Прелльберг не терял надежд, что во время возвращения ещё сможет найти цель для своих торпед, но не предполагал, что сам станет целью. Это случилось рано утром 8 октября 1940 года, когда U 31 на подходах к Лориану была атакована английской субмариной «Трайдент» (HMS Trident) лейтенант-коммандера Джеффри Мейнваринга Слейдена (Geoffrey Mainwaring Sladen), которая охотилась на немецкие подлодки в Бискайском заливе. Двумя неделями ранее британская лодка «Трибьюн» неудачно атаковала U 138 Вольфганга Люта (Wolfgang Lüth), и Слейден надеялся быть удачливее своего коллеги.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 5-9ffcc7ee72250bf494874ff582d58974.jpg
Британская подлодка «Трайдент», атаковавшая U 31 в Бискайском заливе 8 октября 1940 года. Лодка успела повоевать в Северном, Норвежском и Средиземном морях, действовала против немцев с советских баз в Заполярье и воевала против японцев на Дальнем Востоке. Фото сделано 19 марта 1942 года – «Трайдент» встречают на базе подводных лодок Холи-Лох в Шотландии после главного успеха лодки, которая перед этим повредила немецкий тяжёлый крейсер «Принц Ойген», вышедший из строя на восемь месяцев

В 06:30 сигнальщики «Трайдент» заметили слева по борту немецкую субмарину. Слейден приказал дать полный ход и лёг на боевой курс. Спустя минуту «англичанка» дала залп пятью торпедами, из которых к цели помчались четыре, а пятая не вышла из аппарата. Так как выпущенные торпеды в цель не попали, в 06:35 «Трайдент» практически в упор выстрелила в U 31 ещё двумя торпедами, а спустя две минуты к немецкой лодке устремилась седьмая торпеда – та самая, которая не сработала первом залпе. Удивительно, но U 31, активно маневрируя, сумела увернуться от смертоносных «сигар»!

Упрямый Слейден приказал открыть огонь из палубного орудия, и, как наблюдали англичане, в 06:38 второй снаряд поразил рубку немецкой лодки, после чего она ушла под воду. «Трайдент» погрузилась, и акустик начал поиск цели, но ничего не обнаружил. Английская лодка оставалась под водой, ведя поиск «асдиком», и в 09:00 гидролокатор установил контакт, который приняли за корпус потопленной немецкой субмарины. Англичане покинули место боя, уверенные в своей победе, но они были неправы – U 31 не погибла.

Удивительно, но немцы заметили «Трайдент» на 15 минут раньше, но ошибочно приняли её сначала за скалу, а затем за рыболовное судно. Поднявшийся в этот момент на мостик командир U 31 понял, что перед ним английская подлодка, изначально полагая, что противник его не заметил, но бурун, появившийся у носа «англичанки», начавшей движение в его сторону на высокой скорости, избавил Прелльберга от сомнений – противник начал атаку. Был отдан приказ подготовить к стрельбе два торпедных аппарата, и U 31 начала маневрировать, дав полный ход.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 6-d33a05ccc0245319be04dd50b1c1dcf4.jpg
Командир подлодки «Трайдент» коммандер Джеффри Слейден и командир базы подводных лодок «Форт» (HMS Forth) кэптэн Хьюго Ионидис (Hugo Meynell Cyril Ionides), Холи-Лох, 19 марта 1942 года

С немецкой лодки были замечены две торпеды, от которых она успешно уклонилась. После этого Прелльберг отдал приказ открыть по противнику огонь из зенитки, но на третьем снаряде зенитный автомат заело. В этот момент немцы заметили ещё две торпеды, устремившиеся к их лодке, и еле успели увернуться от них. Командир U 31 надеялся своими манёврами вывести англичан прямо под свои торпедные аппараты, но те открыли огонь из орудия.

Как только первый снаряд просвистел над рубкой, U 31 быстро погрузилась, достигнув дна на 70 метрах. В этот момент немцы услышали взрывы, похожие на глубинные бомбы, и подумали, что англичане кидают в месте погружения U 31 связки ручных гранат. Однако, вероятнее всего, это вдалеке взрывались английские торпеды. Вскоре на немецкой лодке услышали, что английская субмарина испускает странные звуки:
«Англичанин погрузился через 10 минут и начал, по-видимому, постановку мин. Скользящий шум был слышан перед каждым выходом – при этом он проходил большое расстояние, останавливался, включал гидролокатор, и этот шум был слышан 10 раз».

В 09:45 U 31 всплыла и дала радиограмму в штаб о произошедшем, а затем, встретившись с эскортом, в 16:00 прибыла в Лориан. Уже придя на базу, Прелльберг сделал в журнале боевых действий последнюю запись, саркастически подводя итоги похода:
«В этом походе лодка исполняла роль корабля-мишени для английских субмарин. Был три раза атакован и получил в общей сложности семь «угрей».

Стоит отметить, что подсчёт торпед был неточен. На данный момент невозможно установить, кто атаковал его 28 и 30 сентября 1940 года, но с учётом атаки «Трайдент» по U 31 было выпущено не менее 11 торпед. Вероятно, за годы войны такому торпедному обстрелу не подвергалась ни одна немецкая субмарина.
Две жизни «мишени для английских торпед» - 8-326ee79d6619b66195044c362187dd27.jpg
Британский эсминец «Энтилоуп», поставивший глубинными бомбами точку в судьбе U 31

Но, как говорится, кому суждено быть повешенным, тот не утонет». Как оказалось, судьба оберегала U 31 от британских торпед в одном походе лишь для того, чтобы она погибла от глубинных бомб в следующем.

19 октября 1940 года Прелльберг вышел в следующий поход. 29 октября он добил английское судно «Матина» (Matina), ранее повреждённое U 29, а уже 2 ноября попал в плен с большей частью своего экипажа, когда лодку потопил английский эсминец «Энтилоуп» (HMS Antelope). Таким образом, U 31 было суждено стать единственной немецкой лодкой в Битве за Атлантику, потопленной дважды.

Автор выражает глубокую признательность Евгению Скибинскому за помощь в работе над статьёй.

Ответить